Шурупов Юрий Александрович 

(26.04.1952 - 21.11.2018гг.)

Шурупов Юрий Александрович родился в 1952 году в городе Усть-Катав Челябинской области. С 1984 года проживал с семьёй в Башкирии, в городе Агидели. Член Союза журналистов СССР (1972–1991 гг.), более тридцати лет сотрудничал с центральными и региональными СМИ.
Автор книг: «Покорение непокорности», «Святой дар», «Прокажённая» (два издания), «От царства к Царствию», «Когда рассеялся туман», «Белые ризы» (два издания), «Под прицелом судьбы» и др. Публикации в журналах «Родная Ладога», «Полярная звезда», «Бельские просторы», газете «Литературная Россия», других периодических изданиях. Победитель Всероссийского литера турного конкурса «Золотое перо России» в номинации «Детская литература» (1998 г.). Лауреат Всероссийской православной литературной премии имени Александра Невского и IV Международного литературного конкурса «О казаках замолвим слово», финалист VI Международного
славянского литературного форума «Золотой Витязь» и Всероссийского литературного конкурса современной прозы им. В. И. Белова «Всё впереди». Член Союза писателей России и
Башкортостана.

 

НЕПОКОРНАЯ ЁЛОЧКА

  

На опушке дремучего леса росла старая-престарая Берёза. Одна. Все деревья в округе давно порубили люди. Скучно ей было, даже поговорить не с кем. Одно занятие — встречать да провожать дни-года. И сколько она их проводила — не счесть.

Но вот как-то проснулась Береза утром и не поверила глазам: рядом с ней зеленело незнакомое деревце. Стройное, пушистое, с необычными узкими листочками-иголками. «Кто же это может быть, — подумала Береза и ещё раз внимательно посмотрела на нежданную гостью. — На меня не похожа, на Осину — нет, с Тополем тоже не сравнить…»

— Здравствуйте, тётушка Береза! Вы уже проснулись?

«Как же так? — ещё больше удивилась Берёза. — Она меня знает, а я её — нет. Что за напасть такая?»

— Здравствуй, милая, здравствуй. Каким ветром тебя занесло в наши края?

— Давним, наверное, тётушка Берёза. Иначе я бы не успела подрасти. Я ведь не первый год уже здесь расту, просто вы меня не замечали в высокой траве, а мне голоса не хватало поздороваться с вами.

— Как же тебя зовут, милая?

— Ёлочка.

— Ёлочка? Красивое имя… Не слыхивала я такого, не доводилось.

— Да где же вам слышать-то? Ведь кругом — ни одного деревца. А уж Ёлочки сюда и подавно не заглядывают. Одна я здесь оказалась, одна-одинёшенька.

— Не горюй, Ёлочка, будем вместе дни-года считать. Вдвоём-то оно всё веселее.

Так и зажили Берёза с Ёлочкой. Хорошо им было, не скучали. Что увидит Берёза с высоты своего роста — рассказывает Ёлочке, а что Ёлочка приглядит внизу, в траве — Берёзе передаёт.

Прошла весна, лето. Наступил сентябрь.

— Ну, пора переодеваться, — говорит Берёза. — Холодать начнёт скоро. Шаль доставать надо.

— А мне холод нипочём, — улыбнулась Ёлочка. — Моя шубейка зелёная хорошо греет.

— Ты молодая, а мне о тепле подумать в самый раз, — и с этими словами накинула Берёза на плечи шаль.

Ёлочка только и ахнула. Такой красоты не видела она никогда. Золотая, парчовая шаль свисала до самой земли, а сама Берёза стала ещё стройнее, чем была, ещё величавее, ещё выше.

— Тётушка Берёза, где это вы взяли эту красивую шаль?

— Осень подарила, милая. Давно, очень давно. Каждый год я встречаю её, благодетельницу, в этой шали.

Но недолго красовалась Берёза в осеннем наряде. Всего месяц или полтора. Как-то в конце октября налетел вдруг Ветер-Злыдень и закричал на Берёзу:

— А ну, старая, давай сюда свою шаль парчовую. Хватит, пофорсила, пора и честь знать. Уходит твоя Осень, вон посмотри, из-под горы Лесистой уже сама Хозяйка-Зима катится на белых санках.

Не успела Берёза и рта раскрыть, как сорвал с её плеч осеннюю шаль Ветер-Злыдень. Сорвал, бросил на увядшую траву, покрутил, потоптал и полетел дальше. Но, заметив Ёлочку, остановился, набросившись и на неё:

— А ты кто такая? Что-то я тебя не узнаю.

— Ёлочка я. Можно бы и повежливее знакомиться.

— Подумаешь, пава! — не на шутку рассердился Ветер-Злыдень. — Отвечай мне, почему ты не переодетая стоишь? Так-то ты Хозяйку-Зиму встречаешь?

— Как считаю нужным, так и встречаю! Переодеваться я не обираюсь. Мне и в зелёной шубейке хорошо.

— А я у тебя её сейчас отберу. Будешь знать, как задаваться.

— Попробуй, если получится! — смело ответила Ёлочка Ветру-Злыдню и рассмеялась.

Схватил Ветер за рукав шубейки, да отскочил, схватил за другой — снова отскочил. Колючей оказалась шубейка-то Ёлочкина, неподатливой.

— Ага, — ещё громче рассмеялась Ёлочка, — не на ту напал, разбойник.

— Ну, погоди у меня! Я тебе ещё покажу, кто я такой! Мы ещё встретимся. Вот Хозяйка-Зима подкатит, она с тобой по-другому говорить будет, — и улетел Ветер-Злыдень. Сердитый, обиженный.

— Напрасно ты так разговаривала с Ветром-Злыднем, милая, — наклонила к Ёлочке свои оголённые ветви Берёза. — Ох, не к добру это. Не простит он тебе такой вольности, не простит. Вот приведёт Хозяйку-Зиму — худо будет тогда.

— Тётушка Берёза, мне ведь Осень не дарила такой шали, какая у вас была. Да мне и не нужно. А теперь и вовсе, наперекор Ветру-Злыдню, никогда не сниму шубейку свою зелёную. Нравится она мне — и всё тут! Буду стоять в ней и зимой, и летом. Я непокорная!

— Это хорошо, что непокорная, в обиду себя не даёшь. Но Хозяйка-Зима — несговорчивая старуха. Не любит она, когда ей перечат. Смотри, не погуби себя, милая. Я-то уж отжила свой век, а тебе расти, да расти…

— Не волнуйся, тётушка Берёза, я не погибну. Всё будет хорошо.

Через месяц, а может быть и два, выкатились на опушку леса осыпанные серебристым инеем белые санки. А в них — сама Хозяйка-Зима. Вскоре и Ветер-Злыдень прилетел следом. Прилетел, да сразу к Ёлочке:

— Вот она, негодница, полюбуйся, матушка-Зима. Как стояла зелёная, так и стоит непокорная.

— Ты что же, красавица, и меня не послушаешь, если я прикажу тебе снять твою шубейку? — спросила Ёлочку Хозяйка-Зима.

— Не послушаю! — отвечала Ёлочка. — Не сниму! Мне в ней хорошо и вам заботы нет. Что здесь плохого? А прихоти чужие я не люблю исполнять.

Задрожала от страха старая Берёза: что-то теперь будет! Погибнет, погибнет несмышлёная Ёлочка… Взбеленилась, было, и Хозяйка-Зима от неслыханной дерзости, но сдержалась. Решила запугать Ёлочку:

— Что ж, придется братца-Морозку позвать. Уж он-то сумеет выбить из тебя непокорность. Ишь, какая ты! Как же — красавица! Только молода ещё дерзить старшим. Не забуду тебе этого. Не прощу!

— А я и не прошу прощения. Я вас не обидела, не оскорбила. За что же прошение просить?

— Узнаешь, всё узнаешь, красавица! — Хозяйка-Зима сердито сверкнула ледяными глазами и укатила на своих санках в лес.

А утром прибежал Морозка. Запыхался, видно, спешил отомстить Ёлочке за непокорность своей сестре.

— Так, отдашь ты Ветру-Злыдню шубу свою или нет? — дунул на Ёлочку холодом Морозка. — Отдашь — помилую. Не отдашь — и в шубе заморожу! He потерпим мы с сестрицей-Зимой, чтобы на снегу да морозе зелень оставалась. Не бывать этому никогда! Поняла, негодница?

— Не отдам я свою шубейку, и не просите. Не боюсь я вас, злыдней. Всегда зеленеть буду, и ничего не сделаете мне!

Так оно и получилось. Сколько ни старался Ветер-Злыдень, ни лютовал Морозка, как ни заваливала Хозяйка-Зима снежными сугробами, ничего поделать с Ёлочкой они не смогли. Выдержала Ёлочка все испытания, пережила все невзгоды. А весной зазеленела ещё ярче, стала ещё наряднее. И сегодня стоит она на той опушке рядом с тётушкой Берёзой. Большая выросла, красивая, приветливая ко всем, кто с добром к ней подходит, но всё такая же непокорная злыдням. Наперекор им и сохранила она свою вечнозелёную шубейку.

Так-то вот… Хорошо, если и ты, дружок, умеешь постоять за себя, дорожишь своей честью. Береги её, эту честь, да не разменивай на выгоду. Только никогда не путай непокорность с упрямством — тяжело жить будет.

 

 АЛЁШКА И КОШКА

Однажды Алёшка

С мамой гулял

И рыжую кошку

Он увидал.

Зверя такого он видит впервые:

— Мама, а кошки — они домовые?

Они не кусаются, мама, скажи,

А могут, как Тузик кошки служить?

— Не домовые, сынок, а домашние,

Кошки не злобные, кошки не страшные,

Они с человеком приучены жить

И могут, конечно, как Тузик служить.

Смело Алёшка

К кошке идёт,

Руку Алёшка ей подаёт.

Но кошка знакомиться

Не пожелала —

Фыркнула весело

И убежала.

 

ВОСКРЕСЕНЬЕ

Дядя Сеня, наш сосед,

Купил себе велосипед.

Новенький, блестящий,

Ну, прямо, настоящий.

У него два колеса,

Чёрное сиденье,

Фара светит. Чудеса!

Просто загляденье.

Набежала детвора

Со всего-всего двора.

— Покататься захотели? —

Дядя Сеня понял нас.

— Только, чур, в конце недели,

На работу мне сейчас.

С нетерпением мы ждали,

Всю неделю дни считали:

Скоро ли поедем

На велосипеде?

Наконец-то дождались,

Во дворе все собрались,

Вышел медленно и важно

Даже старый кот Мурысь.

Всех катает дядя Сеня,

Хорошо, что воскресенье!

 

ДЕТСТВО

Алёша с Димой братья —

Стоят плечом к плечу.

Алёша громко: «Стать я

геологом хочу!»

А Дима вторит: «Буду

Я смелым моряком!

На всех морях побуду

и расскажу потом,

что видел и что слышал,

что нового узнал…»

Из строя Дима вышел

и с блеском честь отдал.

А будущий геолог

схватил вдруг молоток

и от стены осколок

немедля приволок.

Отстать моряк не хочет:

залез в ушат с водой,

купается, хохочет,

кричит Алёше: «Пой!»

И что-то тот лихое

поёт, как у костра…

Эх, детство золотое,

Счастливая пора!

СВЕРЧОК

За печкой у нас поселился сверчок:

Любитель тепла он, как старичок.

Днём он, хитрец, почему-то молчит,

А ночью сверчит, и сверчит, и сверчит.

Он спать по ночам никому не даёт,

Песенку весело нам он поёт.

Папа сердится, бабушка тоже,

Мама и то недовольна сверчком.

А мне его жалко: хороший он всё же,

И я угощаю его молочком.

Пусть он стрекочет, сколько захочет,

Не надо сердиться нам на него.

Бедняжка не знает ни дня и ни ночи:

За печкою нашей всегда ведь темно.

 

СТРАНА ЧУДЕС

Сегодня первый раз

Идёт Алеша в лес,

Где старый Карабас

Живёт в стране чудес,

Где хитрая Лиса,

Где серый Волк живёт,

Где девица-краса

Над речкою поёт,

Где сказки, как грибы

Растут под каждым пнём,

Найти их только бы

Хотя бы днём с огнём.

Алёша любит их

И шлёт им свой поклон,

Но жаль, что вот живых

Не видел сказок он.

За этим и идёт

Алёша нынче в лес,

Уверен, что найдёт

Он там Страну Чудес.

ВЕСНА

 

Ликуй, народ: очнулась

Природа ото сна,

Встряхнулась, улыбнулась:

Весна! Идёт весна!

 

Знакомый, долгожданный

Летит со всех сторон,

Но с непривычки странный

Весенний перезвон.

 

Ты слишком не волнуйся,

Что улицы грязны,

А лучше полюбуйся

На барельеф Весны.

 

Он вырезан ручьями

С любовью, от души,

Как ловкими руками

Уральского Левши.

 

…Пригнуло чуть заметно

Над речкою лозу:

Зима смахнула ветром

Капельную слезу.

 

ДОЖДИК

 

Налетела туча вдруг

С ливневым запасом,

Загремел, как на испуг,

Гром знакомым басом.

 

Засверкали в небесах

Огненные стрелы.

Все девчонки: ох! да ах!

Я смеюсь — я смелый.

 

Мчит по улице поток,

Солнце вновь сверкает,

В ясном небе ветерок

Радугу качает.

 

 

ПЕТРУШКИНЫ ВЕСНУШКИ

 

Нос и щёки у Петрушки

Вдруг обсыпали веснушки.

Что такое — не поймёт,

Я ему: «Весна идёт!»

 

Только Петя загрустил,

Нос в веснушках опустил.

 

Я опять: «Не надо, Петя,

Ты красивей всех на свете.

Ведь веснушки — как цветы,

Ты без них — совсем не ты!»

 

РОСА

 

Звонкой россыпью роса

В поле засверкала,

Словно радуги дуга

Под ноги упала.

 

То ромашка вспыхнет вдруг,

То огонь в осоке…

Всё меняется вокруг,

Как в калейдоскопе.

 

Насмотреться не успел —

Спрятались росинки:

Ветерок вдруг налетел,

Высушив травинки.

 

Пусть пройдут не час — часы,

Но увижу снова,

Россыпь огненной росы —

Жемчуга степного.

 

СЧАСТЛИВЫЙ ЧЕЛОВЕК

 

Проснулся нынче Дима рано

И, стремглав вскочив с дивана,

Подбежал к окошку:

Что за чудеса?

Всё кругом сверкает,

Замело дорожку,

Только и осталась

Речки полоса.

 

Натянув скорей пальтишко,

Сунув варежки под мышку,

Дима мчит на улицу —

Как же: первый снег!

Он смеётся весело,

Он на солнце жмурится…

Он сегодня самый

Счастливый человек:

 

Первым он увидел

Самый первый снег!

Произведения.

Покорение непокорности. Книга об Агидели и агидельцах  / Ю. А. Шурупов.- Уфа: Информ-реклама, 2003. – 300 с.

Агидель – наш общий дом: [репортаж о визите в г. Агидель Р.Ф. Хабирова] // Огни Агидели. – 2006. - № 77. – С. 2.

Время выбрало нас: [навстречу 30-летию Башкирской АЭС] / Ю. А. Шурупов // Огни Агидели. – 2009. - № 51. – С. 2.

  К свету в конце туннеля / Ю. А. Шурупов // Огни Агидели. – 2009. - № 96. – С. 1.

Проблем хватает, но живем не хуже других / Ю. А. Шурупов // Огни Агидели. – 2009. - № 81. – С. 2.

Умелое хозяйствование – гарантия благополучия: [публикация доклада главы администрации В.Я. Федорова] / Ю. А. Шурупов //

Огни Агидели. – 2009. - № 15. – С. 2.

 «Моя лебединая песня – Агидель…»: [публикация к 70-летию со дня рождения Шакирова Мидхата Ахметовича] / Ю. А. Шурупов // Огни Агидели. – 2011. - № 16. – С. – 1, 2-3.

Агидель : фотоальбом / [отв. за вып. Ю. А. Шурупов]. - Уфа : Информреклама, 2004. - 40 с. : ил.

Юрий Шурупов  Когда рассеется туман.- Рязань: «Зерна-Слово», 2013.-

Юрий Шурупов. Белые ризы. М.: Смирение, 2015.- 

Юрий Шурупов Прокаженная.- Рязань: Зерна-Слово, 2011.-440 с.

Юрий Шурупов Святой дар, или Последнее лето детства. Тропою легенд и приключений к широкой дороге жизни.- М.: Приход храма Святаго Духа сошествия, 2010 

Юрий Шурупов. От царства к Царствию. По следам народного предания.- М.: Смирение, 2013 .

Юрий Шурупов. Джокер старого сыскаря.- М.: Символик, 2015.- 320 с.