Хасанова Рамзия Мухтаровна

Родилась 26 мая в 1954 года в селе Мраково Кугарчинского района. Закончила Бирскую среднюю школу №1. После окончания школы поступила в Бир- ский филиал БГПУ. Трудовую деятельность начала с работы за- вучем в Илишевском раойне в деревне Базытамак. Два года работала освобожденным секретарем в комсомольской орга- низации медучилища в Бирске. В Салавате 10 лет проработала учителем русского языка и литературы. В 1990 переехала в го- род Агидель, работала учителем русского языка в школе №2, в отделе образования главным специалистом 8 лет.

Отличник образования РФ, обладатель гранта Президен- та РБ, на сегодняшний день ведет активный образ жизни, ди- ректор оздоровительной корпорации «Родник здоровья», член

«Женского клуба», пишет стихи, рассказы.

ШЛЯПКА НА СТАРОСТЬ

      Меня поразила женщина, которая стояла у со- бора в г. Москве. Короткая стрижка, ни одного се- дого волоса, в брюках, в изящной шляпке, с замше- вой сумкой через плечо. Нет сомнений у меня: она иностранка! В ее сумочке, я полагаю, водительское удостоверение, паспорт, турпутевка, по которой она приехала в Россию, духи и, конечно, ключ от номера гостиницы.

В России в свои семьдесят она, вероятнее всего, выглядела бы старухой. С седыми волосами из-под вязаной шапки, в сером пальто с тоненьким меховым воротничком, дурацким черным пакетом вместо су- мочки.

Эту женщину в изящной шляпке язык не поворачивается назвать грубым словом «старуха». Потому что 70 лет там — в Америке, Японии, Европе — не старость. Просто, я думаю, «третья пора жизни», когда человек уже не перевоспитывает выросших детей и не идет на работу, а занимается любимым делом — рисует, читает, путешествует, конечно, обязательно по России — им раньше не хватало времени!

У нас же старость — синоним медленного умирания. Смешная пенсия — не хватает на еду и квартплату, не говоря уж про путешествие. Скопленные день- ги — пыль. Лекарства дорогие. А врач повторяет бес- конечно: «А что вы хотите, вам уже 50, 60, 70!..» Но, на мой взгляд, проблема не только в этом.

Моя знакомая — инженер. Недавно ей исполни- лось 70 лет. Как и все старики, постоянно  жалует-  ся на больные ноги, плохое зрение и частое головокружение. Целыми днями она ходит одна по пу- стой квартире от окна к дивану. Или сидит в кресле. Включает телевизор, смотрит бесконечные мыль- ные оперы. Почти не готовит себе еду. Она не одинока. У неё есть дочь, взрослые внуки. Каждую не- делю дочь приезжает из Нефтекамска — привозит продукты.

         - Привет, мам. Как дела?

        - Не видишь что ли, плохо!

        -Ты б на улицу вышла. На базар сходила. В цветочный магазин заглянула.

       -Отстань, знаешь же, ноги болят!

    -Вот и сделала бы зарядку, размялась! Купила бы молока, хлеба — и мне бы было легче.

     -Ничего, поездишь, недолго осталось. Умереть бы, что ли, скорей.

Дочь плачет. Иногда, когда дочь не может прие- хать — хлеба приносят соседи. Растрепанные волосы, старые-престарые тапочки, сгорбленная фигура — вот такой предстает она перед людьми. И с внуками она так разговаривает.

        -Как дела?

        -Плохо.

       -Что делаешь?

        -Ничего.

       -Поехали с нами на дачу?!

       - Езжайте сами.

Старость заперла ее в четырех стенах. Старость была  для  нее  неожиданной.  Она  не  думала  о  ней:

«Мне казалось — раньше умру». Ее можно понять. Ма- ленькая пенсия, физически уже тяжело ходить, вникать в эту новую для нее постсоветскую жизнь... Но...

 

Было бы странно обращаться в отдел социальной за- щиты за помощью. Ждать ответа от властей, значит охотиться за призраками. А время в старости летит еще быстрее. Стоит ли тратить его на зависть к людям преклонного возраста, живущим за границей, ругаясь на кухне с радиоприемником, который сообщает но- вый указ президента?

Не  лучше  ли   попробовать   подготовить   себя  к «третьей поре  жизни»  не только  материально, но и психологически. Психологи рекомендуют задолго до пенсии определить, чем вы займетесь «на свободе». Огородом или чтением книг, писанием мемуаров, выращиванием цветов на балконе, дополни- тельными заработками в одной из многих компаний, изучением лекарственных трав. Хорошо, если ответ найдется сразу. Но большинство из нас  боятся это- го времени, перестают быть хозяевами своей жизни. А может, расширить круг своих знакомых, ин- тересов, освоить интернет. Внуков интересует, а мы чем хуже! Очень интересная вещь! Все это, на мой взгляд, может спасти от чувства одиночества и не- причастности к окружающему миру. А главное — на- чинать любить жизнь и активно участвовать в ней, пока ты еще молод и полон сил. Эти основные пси- хологические установки помогут, по мнению пси- хологов, не оказаться в старости вне жизни. И тут я сама задумалась о своей старости... Этого никто не избежит...

Еду с мужем в сад на вторую остановку. Муж смеется: «Смотри, какая лихая бабка за рулем, музыка Стаса Михайлова из машины!» Да это же Альфия Ра- вильевна! Один раз мы увидели, как ее белую «шестерку» остановили гаишники, заметно было, что на заднем сиденье был внук бабульки Ринат.

Альфие Равильевне исполнилось 68. Тем не ме- нее она бурно выясняет отношения с гаишником, ходит в брюках, в ярких сарафанах. Пробует на себе разные краски для волос и слегка подкрашивает ресницы. И когда мы встречаемся с ней, говорим о це- нах и демократии. С ней интересно и легко говорить. При ней спокойно можно говорить, что мне сказала одна «бабка лет шестидесяти». Она не обидится. По- чему же? Потому что она не бабка, а женщина! И к ней это не относится. Рассказывает о своем давно ушедшем муже — первостроителе Агидели. Спрашиваю ее:

«А вот вы в молодости представляли, какой будете че- рез 30–40 лет?».

   -Никогда об этом не думала. Да и сейчас не думаю. Возраст чувствуется — тяжелее себя поддержи- вать в хорошей форме. Но как посмотрю на некоторых пожилых женщин, неприятно становится. Оде- жда дырявая, лица нет... Думаю: только бы не быть такой же. От природы не уйдешь, конечно. И ноги болят, и волосы седеют. Утром делаю зарядку, вечером хожу на дыхательную гимнастику (а то, вон, подружка моя — толстая, и ноги не ходят, всю медицинскую энциклопедию уже изучила, «Здоровье» каждый день смотрит. Зачем же такой обузой своим детям становиться?). Машину вожу — зрение, говорят, улучшает- ся! Слушайте, как представлю, сколько денег моим детям по уходу тратить надо, да еще и на похороны! Придется не умирать!

И заливается смехом! Осторожная походка, веселая улыбка, юморочек. Только журнал «1000 советов» и очки выдают возраст Альфии Равильевны. И больше ничего. Это, конечно, не старость. Это третья пора жизни.

Пройдет время. У меня выросли дети и вырастают внуки. Я тоже буду ревниво смотреть на девчонок, вы- бегающих из родной школы после уроков. Но не зло. Давно уже купила изящную шляпку и фотоаппарат — на старость! А вы купили?